Posted on

ЭРВЕ БАЗЕН ВСТАНЬ И ИДИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Беспредельно преданные вам, мадемуазель. Позавчера одна моя знакомая решила просто так, для пробы, походить на руках. В стиле, каким пишутся жития святых, можно было бы написать: У меня нет ни малейшего желания видеть тебя опять на надувном матраце и ежедневно являться к тебе, чтобы вставлять зонд в мочевой пузырь. В нашем квартале любят затевать всякого рода встречи, и именно я их организую. При таких ляжках, которые ни на что не годны, мне, как дохлой рыбе, остается только плыть по течению до тех пор, пока я не придумаю более изящного выхода из положения.

Добавил: Mihn
Размер: 62.36 Mb
Скачали: 41767
Формат: ZIP архив

Встань и иди

Она прикована к инвалидной коляске, но мужественно борется с недугом, да еще и старается помочь другим, что оказывается не нужным в обществе, где каждый сам за.

А теперь за работу, рычаги!

Девушке, тем более девушке-инвалиду, всегда уступят дорогу. Я поворачиваю, проехав мост Шарантон. Я наклоняюсь, как прежде при езде на велосипеде, и делаю крутой поворот, который выносит меня прямо на набережную Альфор.

Источник неиссякаемого гула — решетка шлюза — погружает в реку все свои пятьдесят шесть ржавых прутьев. Я говорю пятьдесят шесть не наобум: Мощный каскад воды, низвергаясь, разделяется на потоки, похожие на борозды земли, выходящие из-под длинного ряда лемехов американского плуга, и гонит по течению белую пену. А на верхнем плесе славная медлительная старушка Марна матово поблескивает, эрвп листьями кувшинок и тенями облаков, которые делают сентябрьские реки похожими на пятнистую амальгаму гостиничных зеркал.

Только разбросанная по ней замасленная бумага да скомканные газеты напоминают, что накануне, как и каждое воскресенье, здесь прогуливались толпы машинисток, которых счетоводы вели под руку в ресторанчики, к лодкам или в кусты на островах. По шоссе метров на сто впереди никого нет, если не считать двух велосипедистов, беспечно выписывающих зигзаги на своих дюралевых машинах с гоночным рулем и шинами-однотрубками — такие модели в почете у парней из пригорода.

Они едут не спеша, выпрямившись в седле, одна рука на руле, вторая красноречиво, с увлечением комментирует последний матч регби. Раздраженная их медлительностью, я прибавляю ходу, нагоняю их и даю пронзительный сигнал — повелительный гудок, не вызывающий и тени сомнения, что за ними едет автомашина. Они испуганно хватаются за руль двумя руками и шарахаются к тротуару.

Но, увидев девушку, которая удобно сидит в коляске и обгоняет их с самой невинной миной, старший наклоняется к рулю и изо всех сил жмет на никелированные педали. Я слышу, как он бормочет сквозь зубы:. Бешено замелькав пятками, он по выбоинам вырывается вперед, в то время как его одноклубник рэве меня рассматривает.

Жалея об отсутствии абзен мотора, я налегаю на рычаги. Я сижу так прямо, грудь под белым платьем подпрыгивает так задорно, у меня так порозовели щеки, а аккуратно скрещенные голые ноги перед выездом я старательно их уложила так похожи на здоровые, что мальчишка воображает, будто это розыгрыш. Влажные, чуть выщербленные по краям шиферные крыши за окном были такого же синего цвета, как и пробитая лента пишущей машинки.

Каждые пятнадцать секунд раздавался звонок ограничителя. Унылый скрип оповещал о возвращении каретки к упору, о который она ударялась почти без шума. И опять слышалось неутомимое мягкое постукивание никелированных клавиш. Сорок пять слов, четыре строчки, восемнадцать вдохов и выдохов в минуту. Раз навсегда установленный ритм. Раз и навсегда установлены также потери скорости из-за откашливаний — отметок времени в тишине абзен или из-за движений бедрами, когда Матильда усаживается поудобнее на своей надувной подушке.

  САПУНКОВА НАТАЛЬЯ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Раз и навсегда установлены даже две непременные опечатки на страницу и минута, отводимая аккуратному стиранию ластиком через одну из дырочек в красной пластмассовой трафаретке, любезно прилагаемой к товару поставщиком копирки. А я считывала материал.

Не люблю поднимать голову от работы, но молчание тети начинало меня тревожить. Как правило, у болтливых людей молчание — признак гнева. Неужели Люк после двух недель размышлений все-таки ей рассказал? Тем не менее профиль Матильды оставался обычным: Как и всегда, масса эта постепенно оседала на стуле и, казалось, плавилась, пока каждые пять минут резкое движение плечами не поднимало ее, принуждая снова бороться с жиром, утомлением и бедностью.

И со смутным ощущением вины опять принялась за считку. Ах, правда, ведь он же здесь, неизбежный Миландр! Я его уже больше не замечала.

Покусывая свои карандаши, он в сотый раз пытался нарисовать мой портрет.

Скачать книгу в формате:

базее Если не говорить о некоторых возможных вариантах, я, даже не глядя, хорошо представляла себе это выдающееся произведение искусства: При мысли, что этот портрет просто выражает его характер, что он, сам того не сознавая, смеет навязывать мне лицо, отвечающее его собственным жалким вкусам, я почувствовала, как во мне проснулся демон доброго совета.

Передо мной сидела встапь Кальен, особа неопределенного возраста, в черном костюме, перчатках, шляпке мышиного цвета, с портфелем из чешуйчатой фибры эпве мышкой.

Сидела в позе, свойственной людям, для которых благотворительные визиты — профессия: Я говорю об этом со знанием дела! Тот, кому выпало быть инвалидом, имеет идм повидать благотворителей всех сортов. Подобно тому как существует тип мясника или молочницы, существует и общепринятый тип милосердной дамы.

Я, как обычно, заняла оборонительную позицию, уйдя в свою неблагодарность, и, не произнося ни слова, вежливо киваю головой, снова и снова поражаясь тому, как жалость, тягостная даже тогда, когда ее проявляют близкие люди, становится совершенно невыносимой, когда ее не оправдывают дружба или родство.

Но ведь кот — идеальный компаньон для хронического больного: Раньше этот кот жил у восьмидесятилетней старушки, больной раком, которую мы вынуждены были отправить в приют для неизлечимых. Кот восьмидесятилетней старухи и малоподвижный! Кот по мерке для паралитика.

Отзыв о Книга «Встань и иди» — Эрве Базен | Хорошая книга

Одним выстрелом убить трех зайцев: Моя покровительница продолжала настаивать:. В тот вечер директора я не застала: Отправиться в лицей на следующее утро я не могла: Матильда выполняла срочный заказ. Мне удалось ускользнуть из дому только около четырех. В лицее директор заставил меня прождать сорок минут, чтобы в конце концов отослать к заведующему учебной частью, а тот, в свою очередь, передал меня старому преподавателю, занимающемуся всем, что касается бывших выпускников.

К счастью, этот преподаватель еще помнил Марселя. Одиннадцать из двадцати семи. К тому же это были старые адреса, в большинстве случаев десятилетней давности эрвп, наверное, уже не соответствовавшие действительности.

Заехав к Миландру, я сумела раздобыть двенадцатый — адрес Сержа Нуйи. Я базнн, что после войны он поселился а на берегу Марны. Я смутно припоминала широкоплечего мальчика в зеленых вельветовых брюках, который иногда дергал меня в метро за волосы, а позднее организовал своего рода черный рынок — перепродажу домашних заданий. Марсель добывал карманные деньги, продавая переводы с иностранного языка по пять франков.

  КОСТЕНКО АЛЕКСАНЛР ОПЕРАЦИЯ СМОЛЕНСКИЙ КАПКАН ИЛИ ПРОПАВШИЙ ОБОЗ НКВД СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

А Нуйи перепродавал их по десяти. Люк не хотел давать мне его адрес. Он как был подонком, так и остался. Оправдал все возлагавшиеся на него надежды. Это самый беспардонный спекулянт в районе. Тем больше оснований сстань позвать.

По крайней мере, этому будет что выложить. Я приставала встаань Люку до тех пор, пока наконец не вырвала у него трех слов: Белесое небо, на котором медленно вились серые облака, опрокинулось над предместьем огромной хризантемой.

Ливень, не помешавший нам, Матильде и мне, отправиться вчера на кладбище Шмен Вер, где покоятся останки наших родственников, перевезенные из Нормандии, сегодня превратился в мелкий дождик. Он падал сплошной пеленой, а теплый ветер, как пульверизатор, то и дело обдавал мое лицо мелкими бкзен.

Я вышла из церкви Сент-Аньес. После первого причастия которое, впрочем, было уступкой обычаю, способом достойно отметить первые десять лет жизни, предлогом нарядиться и вкусно поесть я никогда больше не входила в церковь, чтобы молиться.

Тем не менее в эту я баэен довольно. Чтобы побыть наедине с. Чтобы согреть взор удивительным великолепием витражей этой современной Сент-Шапель. После того как наша семья разорилась, я приобрела порок, иногда свойственный беднякам: Мне нравится обладать красотой, которая мне не принадлежит и не обременяет меня никакими обязанностями собственника.

Преодолев порог, я добралась до своей заржавелой колясочки и снова покатила вниз по набережной Альфор, к Центру социального обеспечения на площади Франсуа. Съежившись в блестящем от дождя плаще, я медленно работала рычагами. Хотите — верьте, хотите — нет, но энве многие годы я на него ни разу не взглянула.

А увидев опять, вздохнула.

Эрве Базен — Встань и иди

Новый хозяин надстроил. Этот вандал оборудовал на крыше террасу, сменил ограду, осквернил фасад густой розовой краской. Ведь благодаря всем этим кощунствам никто не посягнул на мой чердак, никто после меня не наслаждался запахом перьев и сена, идущим от гнезд, которые птицы упорно вили на балках, пыльными фильтрами паутины, деревянными прищепками, висевшими на веревках, как восьмушки на нотных линейках.

До чего глупо было бояться!

Встань и иди — Эрве Базен, скачать книгу бесплатно

Несмотря на всю солидность камня, дома моей резвой юности уже. Даже дома и те не допускают свиданий через десять лет. Вещи хранят верность не дольше, чем люди. Так что, подъехав к Центру, почувствовала себя совсем плохо и, прежде чем взобраться на крыльцо, была вынуждена с минуту отдохнуть.

Я тоже не знаю, хорошо поступаю или плохо. В последние дни своей жизни Констанция неоднократно просила нас уничтожить то, что она нам продиктовала. Но на это у нее не было ни времени, ни сил.

Все больше и больше задыхаясь от паралича, постепенно захватывавшего ее дыхательные органы, она уже не могла долго говорить. После смерти Констанции я спрятал ее рассказ в надежное местечко под тем предлогом, что хочу его перечитать, и хранил много месяцев. Потом решил его дополнить.